Батя и Барри Сигал

Бэт Шалом: дочь Сиона

Батя Сигал

 

В начале этого века стали упорно ходить слухи о том, что на земле наших предков вот-вот должно возродиться государство Израиль. Волнение и радость охватили еврейскую общину в Йемене, людям казалось, что приблизилось время пришествия Мессии. Многие евреи приняли решение вернуться на Синай. Захватив с собой только самое необходимое, они отправились в длительное, полное опасностей путешествие по пустыне, некоторые из них несли на плечах своих детей. Переселенцы страдали от нехватки продовольствия и воды. Многие выбивались из сил, немало и умерло, но умирали с верой и надеждой, зная, что возвращаются в землю своих предков.

В конце 30-х годов мой отец отправился из Йемена в Израиль (тогда он назывался Палестиной). На пароходе отец добрался до Египта, а затем поехал поездом. Большинство членов семьи умерло: кто в Йемене, кто в пути на родину предков. Приехав в Израиль, мой отец воссоединился со своим уцелевшим братом. Примерно в это же время и семья моей матери обосновалась в Иерусалиме.

Во время войны в 1948 году мой отец вступил в израильскую армию, сражавшуюся за независимость только что созданного государства Израиль. Он служил в Рамат Рашел, кибуце на юге от Иерусалима.

После возрождения еврейского государства молодое правительство Израиля поставило перед собой задачу собрать в стране евреев со всего света. В 1950 году, за короткий период времени, воздушный рейс "Оперативный ковер-самолет" доставил в Израиль большую часть представителей еврейской общины в Йемене. Большинство из них прежде даже никогда не видела самолет. Раввин, цитируя стих 40:31 из книги пророка Исаии, пояснял, что Бог понесет их на "крыльях, как орлов", развеет страхи, возникающие во время полета. Пророчество гласило, что их перенесут домой для подготовки ко дням искупления.

Он слышит ваши молитвы

Обосновавшаяся в Израиле йеменская община евреев, где я выросла, была ортодоксальной, т.е. в ней до тонкостей соблюдались все религиозные традиции. Мои родители исполняли кошерные предписания и были ревностными блюстителями Торы (Пятикнижия Моисея). Они соблюдали шабат и все праздники Израиля.

Когда я подросла, то стала посещать ортодоксальную школу для девочек в нашем квартале. Каждое утро мы молились, как это делали наши предки в течение уже двух тысяч лет. В школе нам рассказывали о Мессии, Который придет и спасет еврейский народ. Он должен открыть миру, что Бог Израиля является истинным Богом, Который принесет мир всем народам. Он воссядет на престоле в Иерусалиме и будет править миром с жезлом в руке. Во всех этих рассказах в школе акцент все же делался на "Диним" - законы и заповеди, которые мы должны были соблюдать как добросовестные иудеи. Нельзя сказать, чтобы этот предмет приводил меня в восторг. Мне было не - понятно, как это сможет приблизить меня к более глубокому пониманию Господа, но я знала из высказываний еврейского пророка Исаии, что помыслы Божии выше моих мыслей, и я с этим не спорила.

В нашей семье царила теплая атмосфера любви и заботы, дом был наполнен музыкой. Когда наша семья собиралась вместе с друзьями в шабат, по другим праздникам или какому-то иному поводу, то мы пели и молились, следуя традициям йеменской общины.

Возвращаясь с работы, мой отец каждый день читал Библию. Он вселил в меня любовь и твердую веру в Бога и Его Слово. Отец учил меня: "Никогда не забывай, что Бог существует. В любое время, когда ты будешь нуждаться в Нем, и каковы бы ни были для этого мотивы, Он всегда рядом, чтобы помочь тебе. Обратись к Богу, потому что Он слышит твои молитвы и знает твои потребности".

Каждый вечер, перед сном, отец и я вместе цитировали отрывок из Святого Писания, который я выучила наизусть:

"Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими" (Второзаконие 6:4-5, NKJV).

Я следовала сказанному через установление личных взаимоотношений с Богом. Обычно я беседовала с Ним обо всем, что произошло со мной в течение дня и что меня волновало. Во мне жила уверенность, что Он слышит мои молитвы и заботится о моих потребностях. Я знала, что Бог - Отец мой небесный, и я любила Его, но при этом я знала о таких чертах Его характера, как праведность, святость, справедливость, которые мне были непонятны, и поэтому я боялась Его.

В детстве я любила изобразительное искусство, имела хорошие оценки по рисованию. Увлекалась также театром и даже участвовала в ряде постановок. Я стала посещать детский кружок на главной радиостанции Израиля, где мы по радио читали истории и делали различного плана обзоры. Мне все это нравилось, так как открывало передо мной целый мир. Директор отметил, что у меня отличный голос для работы на радио, он обещал мне помочь с трудоустройством после окончания школы.

Отец по этому поводу сказал так: "Не разбрасывайся. Сосредоточься на чем-то одном и добейся в этом успехов". Я знала, что это был хороший совет, но мне нравилось все, чем я занималась, и мне было трудно отказаться хотя бы от одного из моих увлечений.

Я ощущала поддержку и любовь обоих родителей; папа, как правило, меня ободрял и поощрял. Конечно же, самый младший в семье обычно получает больше всего внимания, так что временами мне угрожало быть избалованной.

Чудо-война

Когда в июне 1967 года я заканчивала начальную школу и собиралась на летние каникулы, Израиль вдруг оказался втянутым в то, что вошло в историю под названием Шестидневной войны. Израильтяне запомнили ее как "Чудо-война". Я удивилась, когда отца и обоих моих братьев призвали служить в резерве. В течение недели наша семья находилась в подвальном помещении соседского дома, с тревогой ожидая новостей. Единственной связью с внешним миром было радио. Каждый час, когда раздавался позывной сигнал, мы бежали слушать последние сводки новостей.

На второй день войны все взрослые, находившиеся в помещении, неожиданно стали бурно выражать радость, обнимать друг друга и восторженно кричать. Когда я спросила, в чем дело, то мне сказали, что Иерусалим воссоединился и наш израильский флаг взвился на Храмовой горе. Хотя я тогда была ребенком, но поняла, что это было чудом, которое мог совершить только Бог. После двух тысяч лет иноземного господства Израиль расширил свои границы до сердца своих древних владений! Я начала понимать пророчество Божьего слова в отношении народа Израиля.

Мне нужна свобода

Когда мне было 12 лет и я училась в средней школе, меня одолели сомнения в правильности своего образа жизни. Постепенно я стала отходить от общепринятых идеалов того возраста и в результате избрала свой путь. Я очень уважала своих родителей и не хотела причинить им боль, поэтому выжидала удобного момента, чтобы объясниться с ними. Я сказала, что не могу жить по-прежнему, что уважаю их образ жизни, но хочу найти свое жизненное кредо. Я говорила, что очень сильно верю в Бога, но мицвот (законы), которым меня учили, кажутся устарелыми и непригодными для современной жизни. И я при всем желании не могу следовать им всем сердцем, потому что не чувствую, что они могут приблизить меня к Богу. Я попросила у родителей разрешения посещать обыкновенную среднюю школу.

Отец всегда был человеком широких взглядов, поэтому он сказал: "Хорошо. Пока это доставляет тебе удовольствие, поступай, как считаешь нужным. Но не забывай, Кто - Твой Бог и где твои корни".

Итак, я поменяла школу. Это оказалось для меня большим испытанием. Я столкнулась с совершенно иной культурой. И к моему большому удивлению некоторые преподаватели, включая и директора, не верили, что Библия является Словом Божьим. Они воспринимали Библию как собрание мифов, созданных без вдохновения Божьего.

Еще большим потрясением для меня оказался тот факт, что один из учителей был убежденный атеист. Этот учитель выражал особое неудовольствие по отношению к ученикам, верящим в Бога. В нашем классе он сделал предметом своих насмешек одного мальчика, носившего киппу.

Мои разочарования, связанные с новой школой, заставили меня заняться самостоятельным изучением Библии. У меня стали открываться глаза, когда я принялась за чтение книг Исаии, Иезекииля, Иеремии и других пророков. Меня поразили пророчества о возвращении евреев на свою историческую родину.

Разочаровавшись в том, как в школе преподавали Закон Божий и другие предметы, я начала задаваться вопросом о разумности посещения обычной средней школы. После двух с половиной лет обучения там я записалась в другую школу, где можно было большей частью заниматься дома и ходить на уроки всего лишь два раза в неделю.

Это было время мучительных внутренних поисков, поисков истины. Так как я училась дома, то много времени посвящала чтению и размышлениям. Я знала, что не способна найти удовлетворения в ортодоксально-религиозном образе жизни, несмотря на то что уважала и соблюдала традиции. Но я задавалась вопросом: "Если следование заповедям не приносит мне мира и более тесных взаимоотношений с Богом, то что тогда способно мне это даровать?" Я также искала ответы и на другие вопросы. Каков смысл моей жизни здесь, на земле? Кто такой Бог в действительности? Что будет со мной после смерти?

Я пыталась найти ответы в философских книгах, но они лишь запутывали, вызывая еще больше вопросов, чем предлагая ответы. Их изучение не принесло мне удовлетворения.

Война "Йом Кипур"

Мои поиски истины были внезапно прерваны войной "Йом Кипур" в 1973 году. Это была самая жестокая война, которую когда-либо приходилось вести Израилю. Все соседние арабские государства, объединившись, напали на нас, объявив Священную войну во имя Аллаха в самый большой праздник еврейского календаря. Их единственным намерением было разрушить государство Израиль и уничтожить еврейское население. Нас застали врасплох, и, как результат, война превратилась в ужасную трагедию. В Израиле при объявлении военного времени призываются все резервные части для укрепления обороноспособности действующей армии. Отец и двое моих братьев вновь участвовали в войне, которой не хотели. В отличие от 1967 года эта война превратилась в мою личную, так как многие из моих друзей и соседей погибли или были ранены. Я была страшно подавлена и глубоко переживала. Взывая к Богу, я молилась, чтобы получить ответы.

В январе 1974 года меня призвали на военную службу: в Израиле как юноши, так и девушки призываются в возрасте 18 лет. Я проходила службу в ВМФ. Это было как раз после войны "Йом Кипур", и я видела, как мои друзья и знакомые возвращались домой с боевыми ранениями, некоторые из них очень сильно пострадали. Это усиливало мое стремление познать Бога и узнать, что уготовано для меня в дальнейшем. Какие только вопросы я не задавала, но никогда не получала четких ответов.

Ранний брак

Прослужив год во флоте, я вышла замуж и была уволена в запас. Освобождение от службы обычно предоставляется тем девушкам, которые вышли замуж и завели свою семью. Мой муж, Ави, был моим старым другом, которого я знала еще до службы во флоте. Он был на шесть лет старше меня и являлся убежденным атеистом.

До сих пор не понимаю, что побудило меня выйти замуж. Когда думаю теперь об этом, то сбрасываю все на молодость, что слишком молодой приняла скоропалительное решение. Надо сказать, что в те дни царила сумятица, и зачастую чувства без меры выплескивались наружу. Я потеряла на войне друзей и боялась лишиться еще одного друга. И хотя мое замужество было ошибкой, я знала, что Бог следит за тем, что происходит в моей жизни.

Наш союз, по сути, начал распадаться через год. Потеряв всякую надежду на возрождение прежних отношений, мы решили расстаться. Но в тот день, когда было принято решение развестись, Ави должен был отправиться в командировку в Галилею (он был фотокорреспондентом). На обратном пути он попал в тяжелую автокатастрофу, в которой погиб его друг, сидевший за рулем, а сам Ави серьезно пострадал. Чудо, что ему удалось остаться живым после катастрофы. У него было тяжелое сотрясение мозга, и доктора сказали, что необходим длительный курс лечения. По иронии судьбы всего лишь спустя несколько дней после автокатастрофы я обнаружила, что беременна. Из-за травм Ави и моей беременности мы решили пока не разводиться. Однако, выписавшись из больницы, Ави на несколько месяцев отправился в дом своей матери, чтобы немного подлечиться.

Трансцендентальная медитация

В то время у меня была совершенно стрессовая ситуация. Мне было 20 лет, я ожидала первого ребенка, а мой брак висел на волоске. Я работала и еще ежедневно навещала мужа в больнице. Мне приходилось совершать поездки между Иерусалимом и Тель-Авивом, после чего я часами просиживала в отделении интенсивной терапии. У меня не было реальной возможности общаться с Ави, я просто сидела и наблюдала за ранеными солдатами, прибывающими в больницу. Один из них рассказывал своим друзьям, что его однополчанин показывал, как надо разбирать ручную гранату, а она разорвалась и осколки попали в голову. Мозг солдата умер, а сердце продолжало биться. Я видела, как умирали люди, как мучились в коматозном состоянии.

И вновь я попала в паутину обстоятельств, заставивших меня задуматься о жизни и смерти. Я знала, что на мои вопросы должны быть ответы, которым суждено изменить мою жизнь. Я также знала, что не обрету покоя, пока не найду искомое.

Я устроилась на работу в Министерство финансов с условием неполного рабочего дня, где подружилась с женщиной, занимавшейся трансцендентальной медитацией (ТМ). Она догадывалась, что для меня настали не лучшие времена, и, чтобы как-то помочь, предложила посещать их собрания, полагая, что у них я могла бы найти ответы на свои вопросы. Все еще отчаиваясь, я наконец уступила ее уговорам и позволила втянуть себя в занятия медитацией. Я опасалась, что это своего рода религия, и, несмотря на все заверения в обратном, мои опасения подтвердились. По окончании курса занятий подруга сказала: "Я забыла тебя предупредить, что есть заключительная церемония, но ты можешь ее пропустить". Это заинтриговало меня.

Нам сказали принести с собой яблоко и новый белый носовой платок в качестве подарков махариши (хотя сначала я не поняла, что же происходит). Друг за другом мы заходили в маленькую комнатку, в которой возле портрета гуру дымились благовония, а в глубине ее стоял инструктор ТМ и шептал магические заклинания. Я положила свое яблоко, принося его в дар махариши. Затем инструктор передал мне особые молитвы, которые я должна была повторять во время медитации.

Церемония оставила очень неприятный осадок, я вернулась домой в отчаянии. То, что я узнала, резко отличалось от первоначальных обещаний в части исполнения желаний, обретения радости, мира и внутреннего удовлетворения. Стараясь полностью игнорировать религиозную сторону курса, я продолжала выполнять рекомендованные упражнения и заниматься медитацией по утрам, полагая, что это поможет мне легче переносить беременность.

Я понимала, что происходит что-то не так, но не могла определить, в чем же дело. Неожиданно меня осенило: "Занимаясь ТМ, я поклоняюсь другим богам!" И как только я поняла скрытый смысл своих действий, мне стало в полном смысле физически плохо. Я упрекнула подругу по ТМ: "Ты сказала, что эти занятия не связаны с религией, но теперь я понимаю, что попала в сети идолопоклонства!"

Новая профессия

Время шло, Ави стал поправляться. Он уже начал работать по несколько часов в день в своей лаборатории, но чувствовал себя подавленным. Его угнетало то, что из-за слабости и физической неспособности толком работать он не может обеспечить семью должным образом. Он ушел в себя и легко терял самоконтроль. С ним стало трудно общаться. Плюс ко всему неприятные воспоминания о ТМ и эта ухудшающаяся обстановка в семье привели к тому, что я все чаще и чаще стала обращаться к Богу со своими вопросами, взывать к Нему об успокоении, искать в Нем облегчения в своих печалях и молить Его, чтобы Он явил мне Свою силу.

Беда не приходит одна. У Ави сломалась металлическая пластина в бедре, и его немедленно госпитализировали. Ему сделали экстренную операцию, он вновь попал в больницу на несколько месяцев. На этот раз Ави должен был носить гипсовый корсет. Его перевели в частную больницу вблизи от нашего дома, и мне не надо было уже так далеко ездить, чтобы его навещать.

В силу затянувшейся болезни Ави я вынуждена была взвалить на себя ответственность кормильца семьи. Так как в Министерстве финансов я работала на неполную ставку, то мне пришлось искать дополнительный заработок.

Итак, настало то время, когда Бог начал отвечать на мои молитвы. Один из наших друзей узнал о том, что полиграфическому предприятию требовался оператор для работы на наборной машине. Зайдя просто проведать нас, он спросил, знаю ли я кого-нибудь, кому нужна работа на неполную ставку? "Да, знаю. Это я. Но у меня нет опыта работы в этой области", - ответила я.

Друг быстро ответил: "Это не имеет значения. Если ты возьмешься за эту работу, то тебя обучат!"

"Тогда я согласна. С удовольствием освою новую специальность", - заключила я. Как же мало мне было известно о Божьих планах в отношении себя!

С первого дня работы в фирме я почувствовала, что стала частью чего-то особого. Там царила замечательная атмосфера, и те немногие люди, с кем я встретилась, были очень добры ко мне. Мне понравился даже первый разговор с менеджером.

Поступив на работу, я не имела ни малейшего понятия о компьютерах, но вскоре приобрела соответствующую квалификацию. Я работала в крохотной комнате, где в моем распоряжении был компьютер, за другой машиной работал Ибрагим, молодой араб-бедуин, который подчинялся непосредственно мне. Он был примерно одного со мной возраста, т.е. ему было 23 года. Ибрагим был женат и уже имел четырех детей.

Откровение Нового Завета

Однажды утром шеф вручил мне пакет с рукописью, которую требовалось набрать на компьютере. Когда я достала бумаги из конверта, то увидела, что это был Новый Завет на древнееврейском языке.

Первой реакцией было: "О нет, этого не может быть! Куда я попала? Почему эти люди хотят печатать Новый Завет на древнееврейском? Неужели они миссионеры?"

Какое-то время я сидела в полной растерянности, борясь сама с собой: "Какой же смелостью (кутспа) они должны обладать! Должна ли я этим заниматься? Что же мне делать?" В голове была полная сумятица. С одной стороны, мне нужна была работа, а с другой - как я могла выполнить такое задание?

Понимая, что у меня нет выбора, я принялась за работу. Вначале было очень трудно даже открыть рукопись, а не то что приступить к набору текста - я считала, что содействую деятельности миссионеров, помогаю им обращать в чужую веру народ Израиля и тем самым способствую гибели еврейских душ. Отчетливо помню рассказ, который прочла в детстве, о вдове по имени Анне и ее семи детях. Анне жила во времена инквизиции. Когда ей пришлось выбирать между смертью и поклонением кресту, то она героически отказалась отступить от своей веры, предпочтя смертную казнь вероотступничеству.

Итак, я начала печатать и одновременно читать Новый Завет, который по своему содержанию оказался совершенно отличным от того, что я ожидала. К своему удивлению, на первой странице Нового Завета я обнаружила генеалогию Иешуа, свидетельствовавшую о том, что Он является потомком Авраама и Давида. Первым открытием стало то, что Иешуа был евреем! И Его ученики также были евреями! Чем дольше я работала с рукописью, тем становилось яснее, что Новый Завет - это еврейская книга! Затем возникли вопросы: Что в этом неправильного? Я подумала: "Почему раввины так враждебно настроены по отношению к Новому Завету? Почему они отрицают эту книгу?" Пока я работала с рукописью, все эти вопросы проносились в моей голове.

Меня воспитывали с убеждением, что Иисус - это Бог христиан и Новый Завет - христианская книга, но я вижу, что набираю совершенно еврейскую книгу. Как же так получается? И если христиане чтили еврейскую книгу, то почему же они преследовали иудеев в течение многих столетий?

В итоге всех рассуждений началась борьба за мое спасение. Я совершенно потеряла покой. Мне представлялось логичным, что Иешуа был еврейским Мессией, но полученное религиозное воспитание удерживало мой разум от принятия этой идеи.

Когда я прочла слова Иешуа в ХаБрит ХаХадашах (Новый Завет), то в моей жизни засияла истина. Иешуа сказал, что все деяния начинаются в сердце человеческом, и Бог видит не только наши поступки, но и мысли, и намерения. Это все расставляло по своим местам.

Вслед за этим последовало удивительное откровение вечной жизни. Я подумала, что это тот ответ, который я искала так долго. Все, что я до сих пор знала, носило неопределенный характер о жизни вечной, но слова Иешуа очень ясны и мне понятны. Слова Иешуа затронули тайные струны моего сердца, и, хотя я продолжала бороться, Бог побеждал в этой битве.

Это истина?

Вместе с тем без ответа оставались два основных для меня вопроса: "Действительно ли это истина, или я занимаюсь самообманом? Почему имя Иешуа вызывает такой гнев и негодование у ортодоксальных евреев?"

Я отыскивала определенные цитаты в Танахе (Ветхий Завет) и сравнивала их с соответствующими отрывками из Евангелия. Мне хотелось знать, на самом ли деле пророчества и обетования о приходе Иешуа описывались в Танахе? Для этого я со всей серьезностью углублялась в данный предмет исследования.

После долгих месяцев самостоятельных поисков мне стало ясно, что без посторонней помощи дело продвинуть сложно. И я стала задавать вопросы своим друзьям: "Так кто же такой Мессия? Почему до сих пор Мессия не пришел? Почему Иешуа не может оказаться Мессией?" Такими вопросами я забрасывала всех окружающих, даже тех людей, кого едва знала. При этом я не испытывала ни капли смущения, а открыто выражала свой неподдельный интерес.

При всем у меня по-прежнему оставались сомнения: был ли Иешуа Мессией? Иногда мне казалось, что я обладаю огромным богатством, но чуть спустя это ощущение покидало меня. Долгие месяцы тянулось моё душевное смятение.

А в это время Ави выписался из больницы. Мы снова стали жить вместе, решив попробовать в очередной раз реанимировать наш брак. Хотя Ави почти забыл о мучившем его сотрясении мозга, но ходить не мог, так как по-прежнему оставался в гипсе.

Закончив печатать Новый Завет, я получила и другие христианские книги для компьютерного набора на древнееврейском. Среди них были "Убежище" - это книга о Корри тен Бум, христианине, спасавшем евреев во время геноцида; "Беги, малыш, беги" - история Ника Круза, главы банды из Нью-Йорка, чья жизнь изменилась благодаря вере в Иешуа; и "Джони" - это про Джони Эриксон, получившую поддержку в своей вере, когда ее разбил паралич в результате несчастного случая на воде. Без преувеличения, эти книги произвели на меня неизгладимое впечатление. Пока я печатала на компьютере, слезы то и дело текли по моим щекам. Я видела, как любовь Божья снисходила на людей и коренным образом меняла ход их жизни.

Я вижу ангела

Примерно девять месяцев спустя после начала моей работы над Новым Заветом и другими книгами на древнееврейском языке я как никогда почувствовала необходимость избавиться от бремени навалившейся на меня массы вопросов. Но никто, к кому бы я ни обращалась за помощью, не смог мне дать вразумительных ответов.

Однажды вечером, потеряв всякую надежду, я пошла в свою спальню и воззвала к Богу: "Господи, укажи мне путь, которым я должна идти. Является Иешуа истинным Мессией Израиля или нет? Если Он - подлинный Мессия, я хочу следовать за Ним и служить Ему. Если это не так, то, пожалуйста, позволь мне забыть о Нем".

Сразу же после молитвы мне было дано видение человека, одетого в длинную белую одежду. Его лицо, обрамленное бородой, светилось в ореоле, отражающем славу и величие. Мне не был понятен смысл этого видения, однако я ощутила, что Бог подал мне знак.

На следующий день, уйдя с работы в три часа дня, я стояла на автобусной остановке, ожидая транспорт. Вдруг я увидела человека, пересекавшего проезжую часть улицы и направлявшегося прямо ко мне. У него было то же лицо, те же длинные волосы, та же борода и одинаково белая одежда - все, как у человека из видения. По моему телу словно пробежал электрический ток, а кожа стала похожа на гусиную. Я оглянулась, посмотрела вокруг, не видит ли кто-нибудь еще из стоящих на автобусной остановке этого человека, но остальные, похоже, его не заметили. Когда я вновь перевела взгляд в его сторону, то увидела, что он исчез.

Я сообразила, что это был знак Божий. Высокий мужчина с бородой - это человек из моего видения и встреча с ним на улице не могла быть простым совпадением. Я совершенно была уверена, что это ангел, и очень обрадовалась!

Произошедшее окончательно убедило меня, что Иешуа был Мессией. Абсолютный мир и беспредельная радость воцарились в моей душе. Наступил конец борьбе рассудка и сердца. Я ликовала, понимая, что, наконец, нахожусь на верном пути. Это был поворотный момент в моей жизни.

Вернувшись домой, я была так взволнована увиденным, что буквально выпалила мужу: "Ты знаешь, что произошло вот совсем недавно? У меня было видение, а после этого я отчетливо видела ангела, он был послан Богом. Иешуа - Мессия. Я в этом уверена!" Все происходящее было настолько реальным, что никто не должен был сомневаться, как мне тогда казалось, в моем рассказе. Но Ави, убежденный атеист, с усмешкой посмотрел на меня как на сумасшедшую. Более того, он высмеял меня в присутствии моих друзей. И если у нас собиралась компания, то он обычно с сарказмом говорил: "Вы слышали? Батя видела ангела, и теперь она верит в Иешу!" (Так пренебрежительно называли Иешуа.) В те минуты я готова была провалиться сквозь землю.

Когда мы оставались наедине, я говорила ему: "Не надо так со мной обращаться! Это очень личное, касающееся только меня. Ты не имеешь права смеяться над молитвой и моим общением с Богом. Это только между мной и Господом".

Я теряю свою дочь

Наши семейные взаимоотношения продолжали ухудшаться. Хотя бы потому, что я была очень ранима как новообращенная, верующая в Иешуа. Кроме того, я слабо представляла, в каком направлении будет складываться моя жизнь, совершенно не было уверенности в будущем. Нужна была поддержка братьев и сестер во Христе. Но Ави запретил мне встречаться с другими верующими и читать Библию. "Если ты будешь настаивать на этом, - сказал он, - то я подам на тебя в Верховный суд и заберу дочь".

Верный своему слову, Ави довольно последовательно осуществил свой замысел. Мне пришла повестка в Раввинский суд. Ави явился на суд с небольшим чемоданчиком, который я сразу же заметила в его руках. Я даже не догадывалась, что в нем находилось. Мой адвокат, человек религиозный, также не подумал о его содержимом. Когда Ави предстал перед судьей, то достал из этого чемоданчика и книги, которые я набирала на компьютере, и Новый Завет.

"Это ее книги, - сказал он с обвинением в голосе, указав на меня рукой. - Она миссионерка! И я не хочу, чтобы она воспитывала мою дочь!" В зале суда зашумели. Раввины сидели с серьезными, озадаченными лицами. Посовещавшись, они запретили Ави пускать меня в дом и объявили, что я не могу больше видеться со своей дочерью. Ее отдали под полную опеку Ави. Мой адвокат попросил об отсрочке, но нам отказали. Перед тем как покинуть зал суда, я громко заявила раввинам: "Бог - единственный Судья. Он примет решение, с кем останется моя дочь. И если Бог желает, чтобы она была со мной, то это так и будет". Я сама была поражена тем мужеством, которое толкнуло меня на эту речь. Было такое ощущение, как будто сам Господь, но через меня, произнес эти слова.

С тяжестью на сердце и вся в слезах я обняла и поцеловала свою дочь, попрощавшись с ней, и дверь моего дома для меня закрылась. Потерпев поражение, я стала гонимой. Я не могла понять, почему Бог допустил случившееся?

Иешуа, пожалуйста, помоги!

"Господи! - плакала я. - Для меня это уж слишком. Пожалуйста, помоги! Я этого не перенесу!" Я говорила, что жертвую своим Исааком, как это делал Авраам, но мое сердце сопротивлялось. Она была моей дочерью! Я покинула свою дочь! Мне казалось, что меч пронзает мою душу. Я плакала: "О, Иешуа, пожалуйста, помоги мне!"

Удивительно, но расставание с дочерью длилось всего лишь три дня. Решение гражданского суда аннулировало вердикт религиозного суда из-за технической ошибки. Но я знала, что это чудо, дарованное Богом.

Моя дочь была вновь со мной! Я могла ее обнять и прижать к своему сердцу. По милости Божьей, я снова могла ее растить, она живет со мной и по сей день. Теперь ей 18 лет, и она скоро пойдет служить в Израильскую армию. Я горжусь ею и очень-очень люблю ее. Но тяжба в суде по установлению опеки над Тали длилась в общей сложности восемь лет, включая те четыре года, в течение которых наше дело рассматривалось в Верховном суде Израиля. Все это тянулось год за годом, пока Ави не решил жениться на другой женщине и не настоял на разводе.

Удивительно, как Бог использует мирское зло, чтобы в конечном итоге восторжествовало добро. Эта история, которую надо рассматривать не иначе как испытание моей веры в Иешуа, содействовала моему духовному росту. Я должна была научиться бороться за себя, чтобы выжить, хотя и продолжала оставаться духовно незрелой. Борьба укрепила меня, а проблемы закалили мою волю. Господь даровал мне внутреннее просветление, и мои отношения с Ним приобрели глубину и стабильность.

Несколько лет спустя я познакомилась с группой верующих музыкантов. Мы организовывали встречи, на которых пели песни и молились. Как-то вечером мы расселись по кругу и начали все вместе молиться. Открыв глаза, я увидела молодого парня, опоздавшего на собрание. В нем было что-то очень знакомое, хотя я раньше его не встречала. Позднее мы стали видеться с ним в Иерусалиме. Этого молодого человека звали Барри. Его отличительной чертой было хорошее чувство юмора. Вся жизнь Барри, до того как он обратился к Господу, вращалась вокруг музыки. Когда-то он был профессиональным исполнителем ритмических мелодий и блюзовых композиций (музыкальный стиль, абсолютно чуждый мне). Однажды в детстве я слышала подобную музыку, но мне она совсем не понравилась. Когда Барри уверовал в Иешуа, то забросил игру на гитаре (хотя позднее Бог применил способности Барри в целях Своего служения). Барри в моем представлении был самым лучшим гитаристом из тех, о которых я когда-либо слышала. Я тоже играла на гитаре, и нам было хорошо вместе.

Шли годы. Мы с Барри хорошо узнали друг друга. Он переживал за мои дела и постоянно молился со мной, чтобы удачно завершилась судебная тяжба в отношении опеки над Тали. Мы стали работать вместе и в одно прекрасное мгновение поняли, что Бог предначертал нам быть мужем и женой. У нас было две свадебные церемонии: традиционная, принятая в йеменской еврейской общине, и мессианская. Нашим родителям было нелегко смириться с верой, которую мы исповедовали, но свадьба помогла им терпимей отнестись к нашим убеждениям, и, слава Богу, родители никогда от нас не отказывались. Отец Барри, сторонник традиционных взглядов консервативного плана, не соглашался с крайне ортодоксальной позицией, согласно которой мессианские евреи - больше не евреи.

Мои родители знают, что я верю в Иешуа и не возражают по этому поводу. Они любят Барри, а я по-прежнему для своего отца - маленькая девочка. Родители обожают наших детей: дочку Тали, прелестного шести годовалого сынишку Ариэля (что значит "Лев Божий", а раньше так назывался и Иерусалим) и красавицу-дочурку Лиран, которой исполнилось почти два года. Мои родители получают огромное удовольствие от общения со своими внуками. Все вместе мы провели много суббот (шабат) за одним столом, где йеменские ортодоксальные традиции смешивались с мессианским иудаизмом. Мои родители - ортодоксальные евреи, глубоко чтущие Бога и Его Слово, и они радуются, видя благословение Божие, дарованное мне в образе моей семьи.

Комментарий Сида Рота

Я помню, как говорил своему ортодоксально настроенному отцу: "Ты никогда не хотел слушать мои объяснения, почему я верю в Иисуса как Мессию". Я любил своего отца, но с течением времени наши взаимоотношения утратили свою теплоту из-за моей веры в Иисуса.

Однажды папа согласился выслушать меня, и я прочел ему 53-ю главу из книги иудейского пророка Исаии, написанную за семь столетий до прихода Мессии на землю.

После того как я закончил читать, отец сказал: "Ты читаешь христианскую Библию. Ты описываешь Иисуса". Так как это и в самом деле была христианская Библия, то я сказал, что найду еврейскую. Я знал, что эта глава одинаково звучала в обеих книгах. И, если дело стояло только за этим, надо было обязательно найти еврейскую Библию.

Я отправился к нашему раввину и попросил его подарить мне Танах (еврейское Святое Писание) со своей дарственной надписью. Я вернулся домой, вооружившись этим божественным свидетельством. Когда я прочел отцу 53-ю главу, он сказал: "Это снова напоминает Иисуса". После этих слов я показал ему, что Библия была издана иудейским издательством и подписана нашим раввином.

Перед отцом стоял выбор: или поверить в то, что Иисус - Мессия, или перестать доверять раввину. Отец сказал: "Я всегда считал, что с этим раввином не все в порядке".

Несмотря на все неимоверные трудности, с которыми столкнулся мой отец, я рад сегодня констатировать факт, что верующими стали не только мои мать, жена, дочь, зять, сестра, ее муж, но и в конце жизни мой отец, который на своем смертном одре признался: "Я верю, что Иешуа (Иисус) - мой Мессия".

Предыдущая глава Следующая глава

Сайт управляется системой uCoz